Саммит G20 в вопросах и ответах

Греческие деньги

Если бы греки на референдуме отвергли план спасения, Греция была бы вынуждена выйти из еврозоны и ЕС и вернуть в обращение драхму

Саммит лидеров стран Большой двадцатки в Каннах проходит на фоне глобального экономического упадка и кризиса в Греции, учитывая планируемый референдум.

Такое происходит не впервые

Вскоре после кризиса 2008 года Большая двадцатка сыграла чрезвычайно важную роль в предотвращении краха мировой финансовой системы благодаря сотрудничеству в ее рамках западных стран и стран с большими темпами роста экономики вроде Китая и Индии.

Но в последнее время лидерам G20 было непросто договориться о взаимоприемлемых экономических и торговых шагов. Какие ключевые вопросы на этот раз?

На этот раз в центре внимания — еврозона. И ситуация в мировой экономике в целом.

В понедельник греческий премьер Папандреу произвел настоящий шок, когда неожиданно заявил о намерении провести референдум, в рамках которого греки должны были выразить свое отношение к уже утвержденным еврозоной пакета финансовой помощи.

Но общественное мнение в Греции настроено против мер жесткой экономии, которые требуют чиновники, и греки были настроены голосовать против. Поэтому для правительства Греции это очень рискованный шаг.

Международные финансовые рынки отреагировали повышенной нервозностью.

А между тем Международный валютный фонд, как и другие международные финансовые институты, предостерегает, что глобальная экономика оказалась на грани новой рецессии.

Почему G20 так проникается Грецией?

То, что происходит с Грецией, касается еврозоны в целом и может сказаться на будущем европейской денежной единицы.

На чрезвычайной встрече в среду лидеры Греции, Франции и Германии сошлись на том, что результат референдума фактически определит, останется ли Греция в еврозоне.

Но многие экономисты считают, что если Греция откажется от евро и снова введет драхму, то это создаст прецедент и вызовет панику среди вкладчиков банков не только в самой Греции, но и в странах Европы с высоким уровнем задолженности.

Европейские лидеры уже сейчас опасаются повторения греческого сценария в Италии, которая имеет высокий уровень задолженности, но значительно больше за Грецию.

Если в результате событий в Греции стоимость заимствований для Италии еще больше возрастет, то и страна также может оказаться в ситуации, когда будет неспособна обслуживать задолженность.

Долговой кризис в еврозоне может распространиться результате цепной реакции и привести стран банков, как это было 2008 года. Разве Европа не имеет плана спасения Италии и банков?

Европейские правительства согласились увеличить Европейский фонд финансовой стабильности с 440 млрд евро до почти 1 триллиона евро. Они также договорились рекапитализировать европейские банки еще на почти 106 млрд евро.

Но тут возникает несколько проблем

Во-первых, европейские страны стремятся привлечь к ЕФФС взносы таких стран, как Китай.

Во-вторых, кроме Греции, пакет помощи должны еще ратифицировать другие 16 стран еврозоны.

В третьих, даже перед объявлением о референдуме в Греции, рынки потеряли доверие к пакету спасения и в способности Италии обслуживать ее долги.

Почему Китай и другие должны помогать Европе?

Здесь есть элемент собственной выгоды. Если кризиса в еврозоне углубится, например, обанкротится Италия, то это приведет к еще одной глобального финансового кризиса и упадка. То есть пострадают все.

Но Китай может выдвинуть условия для своих кредитов, например, больший доступ на европейские рынки или политическую поддержку споров с США или Тайванем.

Возможно также, что Китай потребует от Германии и других стран еврозоны гарантий под китайские кредиты для Италии.

Что будет, когда спасение еврозоны не сработает?

Если Греция — или любая другая страна — откажется от пакета помощи, это может вызвать масштабный финансовый кризис.

Это может одинаково произойти, поскольку многие экономисты считают, что последний пакет помощи не сможет спасти Италию.

Поэтому на саммите Двадцатки важную роль играют поиски запасного варианта: как уберечь свои банки и свои экономики от очередной паники на финансовых рынках.

От европейцев потребуют решительных действий, например, увеличить Европейский фонд финансовой стабильности до 2-3 триллионов евро.

Многие экономисты, особенно в США, считают, что единственным реальным решением проблемы суверенных долгов еврозоны будет уменьшение учетной ставки Европейским центральным банком и печатание дополнительных денег. ЕЦБ до сих пор решительно выступал против другого.

Будет ли достигнуто соглашение на саммите?

Это будет зависеть от того, насколько острое ощущение кризиса — а значит, коллективного самосохранения, — среди участников саммита.

2009 консенсуса достигли за страха перед повторением сценария великой депрессии 1930-х. Консенсус существовал, пока глобальная экономика не начала поправляться и выяснилось, что развивающиеся страны, имеют лучшие показатели роста ВВП, чем страны Запада.

Наиболее спорным вопросом на столе переговоров есть торговые отношения.

США и Европа хотят, чтобы Китай и Япония покупали больше их товаров.

Но страны Азии, которые являются крупными экспортерами, построили свои экономики на том, что продавали их товары западным потребителям.

И Китай, и Япония прибегают к интервенциям на рынках, чтобы поддерживать низкий курс своих денежных единиц, а это делает их экспорт конкурентным.

А когда правительства не могут обеспечить рост ВВП за роста внутреннего потребления, существует риск, что они могут прибегнуть вместо этого к разрушительной торговой войны, — именно по такому сценарию развивались события во времена Великой депрессии.

Поделиться:
×
Рекомендуем посмотреть