Капитализм: жив или уже умер? Часть I

Приятно расположиться на лужайке перед парламентом, и уведомлять о смерти капитализма

Экономические проблемы в ведущих государствах мира — США, странах ЕС — заставляют политиков, экономистов и экспертов задуматься о том, не свидетельствует перманентный кризис о смерти капиталистического способа производства. ВВС представляет мнения представителей разных стран по этому поводу.

Умер ли западный капитализм? Мой ответ на этот вопрос — «нет». Но я также не уверен, вообще за проблемы должно отвечать капитализм. Я бы скорее говорил о открытые рынки.

Я думаю, мы ошиблись в плане регуляции — там, где нужен был присмотр, мы неудачно поработали с управлением рисками, и нам также не удалось четко определить роль и пределы ответственности международных экономических организаций.

Провалы в области финансов сразу же распространились на реальную экономику. Мы направлялись от финансового кризиса к экономическому параличу, затем к потрясениям безработицы — сейчас средний уровень безработицы составляет 9-10%, а среди молодежи — 20, 30 и 40%. Вот в чем заключается трагическая реальность и человеческое лицо кризиса.

Некоторые международные организации видели приближение кризиса. Нескольким даже удалось выступить с определенными предупреждениями. Но они не координировали свои подходы, им не удалось мощно заявить об опасности «в один голос». Следовательно, в условиях процветания их просто игнорировали, когда каждый «делал большие деньги» и каждый думал, что игра называется «инновация». Поэтому заявления о том, что то идет не так, воспринимались как попытки помешать прогрессу.

Популярной была также мнение, что рынки нуждаются как можно меньшего вмешательства государства. Но это не означало, что они должны работать без всякого регулирования вообще, или же что вмешательство должно было быть таким незаметным, чтобы определить риски было бы невозможно.

«Мы ошиблись в плане регуляции, мы ошиблись там, где нужен был присмотр, мы неудачно поработали с управлением рисками, и нам также не удалось четко определить роль и пределы ответственности международных экономических организаций «

Анхель Гуррия, генеральный секретарь ОБСЕ

Итак, кризис оставил катастрофическую наследство — высокая безработица, чрезвычайно большой фискальный дефицит, который все еще не удается обуздать, государственный долг, который в среднем достигает 100% от ВВП стран, являющихся членами ОБСЕ. Между прочим, этот долг рассматривался как часть решения проблемы, но сейчас он сам превращается в проблему. Он и сейчас растет, потому что медленный рост экономики уменьшает бюджетные поступления, а массовая безработица увеличивает социальные выплаты.

Поэтому очень важно распространить четкие сигналы относительно того, как мы собираемся обуздать проблему долгов без того, чтобы принести в жертву экономический рост и рабочие места. Именно здесь ОБСЕ говорит: «Думайте структурно», и в этом заключается наша главная совет.

Реформы производства и рынка труда, образование, инновации, «зеленый» развитие, конкуренция, налоги, здоровье — именно на этом должно быть сосредоточено наше внимание в первую очередь в контексте долгосрочной стратегии, призванной восстановить устойчивое развитие. Это позволит создать рабочие места и решить проблему долгов. Нам также нужно сосредоточиться на социальных вопросах, чтобы защитить наиболее уязвимые слои населения.

«Нет, я не думаю, что западный капитализм, или открытая рыночная экономика не оправдались. Я считаю, что вопрос заключается в том, чтобы найти правильные предохранители и равновесия для нашей рыночной экономики «

Анхель Гуррия, генеральный секретарь ОБСЕ

То есть, НЕТ, я не думаю, что западный капитализм, или открытая рыночная экономика не оправдались. Я считаю, что вопрос заключается в том, чтобы найти правильные предохранители и равновесия для нашей рыночной экономики. Вольфганг Шебле, министр финансов Германии, недавно отметил в своей статье, что «существует широкий консенсус, что здоровые, более выносливы к кризису рынки нуждаются более сильного регулирования».

Я полностью соглашаюсь с этим. Я считаю, что экономика является слишком важной, чтобы оставлять ее на волю лишь рыночных сил. Это является сложным процессом, который требует более мощных усилий правительств и сильных международных организаций, но, конечно же, это является единственным возможным выходом.

20 лет, предшествовавших нынешнему кризису, можно было описать как капитализм в его лучшем виде, когда богатство в мире накапливалось все более быстрыми и более быстрыми темпами. От 1990 года, когда мы покинули Wall Street и основали Databank, чтобы первыми предложить инвестиционные банковские услуги в Гане, нам удалось быстро увеличить капитализацию в годы экономического бума, и получить прибыль до 9500% годовых после запуска нашего первого открытого инвестиционного фонда в 1996. Databank открыл африканскую фондовой бирже буквально для «человека с улицы», предоставляя возможность африканцам успешно инвестировать в компании, работающие на континенте.

Мы также наблюдали и приветствовали то, как средства, накопленные благодаря капитализму, инвестируются в образование, инновации и творчество ради лучшей жизни, и, как надеялись, лучшего мира.

Только недавно этот принцип начал меняться. Искра, разожгла кризис, как при пожаре, быстро распространяла негативные последствия. Все это шло как вирус, от Северной Америки, через Европу и в Азию. Финансовые органы в Японии, США, ЕС координировали свои шаги в ответ на эти вызовы, чтобы обеспечить государственные финансы вливаниями, которые спасали им жизнь.

«Гана является наглядным примером того, что капитализм работает, и сторюе преимущества, которые распространяется далеко за пределы индивидуального богатства. Возможно, то, что действительно пошло совсем неправильно, кроме сумасшедшего желания прибылей, это то, что люди утратили понимание того, что быстрые прибыли означают, что кто-то где должно работать намного дольше и труднее, создавая некий реальный продукт «

Кен офор-Атта, исполнительный директор и соучредитель Databank Financial Servises (Гана)

К середине 2008 кризис принял общемирового размаха и вылилась в глобальную рецессию, и наш лимит выносливости к ней, вызванный технологической и географической удаленностью от эпицентров кризиса, начал быстро иссякать.

Внутри 2009 стало понятно, что мы страдаем от проклятия, которое принесли нам наши друзья с севера. Однако экономический кризис не имел таких разрушительных последствий в Гане, которые пришлось пережить людям в более развитых экономиках с более развитыми рынками. В конце 2009, когда ведущие фондовые рынки пытались сохранить хоть какое роста, Фондовая биржа Ганы закрылась с ростом индекса на 40%.

Как так случилось?

Когда наши коллеги на более исторически развитых рынках рисковали все больше и больше, привлекая сложные финансовые инструменты и получая дивиденды за чрезвычайно запутанными схемами, Гана, так же, как и вся Африка в целом, было сосредоточено на том, чтобы найти деньги для развития бизнеса.

Мы не были настолько зависимы от «токсичных» активов. Поэтому, даже с учетом падения ВВП Ганы на несколько процентов в 2008 году до 4,7% в 2009 году — и то, прежде всего из-за сокращения торговли с нашими партнерами в Европе, США и Азии — мы выдержали этот шторм без особых потерь. Но нам удалось это благодаря тому, что Databank внедрял принципы западного капитализма в его самой чистой форме.

Если смотреть на капитализм с перспектив Ганы, то невозможно не вспомнить доктора Данкуа, «отца» философии развития Золотого побережья. Его философия заключалась в том, чтобы создать такие условия, которые позволили бы отдельному лицу начать свой бизнес, чтобы этот бизнес приносил доходы этому человеку и его близким. Такой подход не только позволяет многим людям стать более независимыми и полагаться на собственные доходы, но и способствует повышению благосостояния нации. И за последние 20 лет мы воочию наблюдали за воплощением такой стратегии на примере развития фондового рынка в Гане.

Итак, ошибся ли западный капитализм? Исходя из нашего опыта переезда с Wall Street в Гану и развития бизнеса — абсолютно нет. Гана является наглядным примером того, что капитализм работает, и создает преимущества, которые распространяется далеко за пределы индивидуального богатства. Возможно, то, что действительно пошло совсем неправильно, кроме сумасшедшего желания прибылей на более развитых рынках, — это то, что люди утратили понимание того, что быстрые прибыли означают, что кто-то где должно работать намного дольше и труднее, создавая некий реальный продукт.

Экстремальная форма капитализма, которая распространилась в мире за последние 30-40 лет, имеет глубокие проблемы, и мы отказываемся это признать. Очень важно понимать два основополагающие принципы капитализма — то, что люди являются существами разумными, а значит и рынки должны вести себя разумно (не подтвердилось), а также что рынки могут определять цены (и это также потерпело поражение).

Важно понимать корни современного капитализма.

«Когда я рассказываю об этом европейцам, они говорят, что последние 30 лет они чувствовали» перенапряжение «. Тогда я предлагаю умножить это на 10 и растянуть на последние 300 лет настоящей эксплуатации ради роста» «

Чандран Наир, основатель исследовательского цетра Global Institute For Tomorrow в Гон-Конге

Можно спорить с этим тезисом, но рабство было первой попыткой снизить затраты на рабочую силу, поэтому когда рабству был положен конец, началась колонизация, которая так же представляла собой капиталистическую попытку получить доступ к дешевым трудовым ресурсам. После этого, пережив распад колоний очень болезненно, мы выдвинули аргумент глобализации как панацею для экономического развития, что впоследствии вылилось в глобализацию финансов.

Когда я рассказываю об этом европейцам, они говорят, что последние 30 лет они чувствовали «перенапряжение». Тогда я предлагаю умножить это на 10 и растянуть на последние 300 лет настоящей эксплуатации ради роста.

Мы должны осознать, что нынешний мир очень отличается от того, что был еще 100 лет назад, когда население мира составляло лишь один миллиард. С нынешним населением в 7 млрд все должно быть по-другому.

Миру придется признать две фунтаментальные вещи, которыми ранее капитализма удавалось очень удобно презирать. Товары и услуги, за счет которых, как кажется, процветают целые экономики и отдельные компании, построенные на недооценке ресурсов и аутсорсинга. Матч завершен, и мы должны провести коренную реструктуризацию — прежде, сосредоточившись на том, в каких условиях будут жить люди. Мы должны научиться смотреть шире простые цифры роста, а вместо этого обсудить более сложные формы измерения человеческого прогресса — и это совсем не одно и то же, когда говорят, что экономический рост позволит каждому жителю земли иметь электронные игрушки или машину. Это невозможно, и именно здесь мы нуждаемся начинать совсем другую дискуссию, чем те, что были до этого.

Поделиться:
×
Рекомендуем посмотреть