«Покупаем Укртелеком, чтобы через 5 лет продать»

Во вторник стало известно, сколько за почти 93% акций Укртелекома готов предложить единственный претендент на его приватизацию — компания ЕСУ, дочерняя компания австрийской инвестиционно-финансовой корпорации Эрис.

Ее предложение — 10,5 млрд и 10 гривен, т.е. на 10 гривен больше стартовой.

Управляющий партнер австрийской компании Эрис Петер Голдшайдер в интервью Би-би-си рассказал о намерениях потенциального будущего владельца Укртелекома, в частности, готов будет инвестор заплатить больше в случае высокой оценки активов стратегического приватизационного объекта Украине.

Би-би-си: Ваша компания — малоизвестная общественности. Что вы можете сказать о себе и о вашей компании ЕСУ, которая выступает официальным покупателем Укртелекома?

«В свое время, когда были предыдущие попытки приватизировать Укртелеком, эпик был официальным оценщиком активов Укртелекома. Итак, мы знаем эту компанию очень хорошо, мы знаем отрасль очень хорошо. Мы очень хорошо знаем Украины «

Петер Голдшайдер

Петер Голдшайдер: EПИК связан с Ураины давно. Мы начали примерно 15 лет назад. Мы активно участвовали в мероприятиях массовой приватизации, в ваучерной приватизации. Мы инвестировали в Кинто — это ведущая компания финансовых услуг, почти со времени основания этой компании. Мы имеем большой опыт инвестирования в Украине и реструктуризации компаний. Эпика — это инвестиционно-торговый банк. С одной стороны, мы — консалтинговая фирма и сосредотачиваемся на приватизационных и постприватизационных проектах и классическом менеджменте и управлении. Главными отраслями, в которых мы управляем компаниями, является энергетика, телекоммуникации и финансовые учреждения. Мы были причастны к сделкам на сумму свыше $ 20 млрд., имея дела со всеми главными европейскими компаниями связи.

Би-би-си: Итак, ваша компания — это инвестиционный банк, а для покупки Укртелекома вы создали новое предприятие в Украине?

Петер Голдшайдер: Нет. Это не так. ЭСУ существует уже несколько лет. Это аббревиатура полного названия EPIC Services Ukraine. И эта компания является крупнейшей компанией телекоммуникационных услуг, в которой работают несколько сотен человек. И среди наших клиентов — Укртелеком, Утел, а также все другие операторы мобильной связи в Украине. Итак, мы работаем на целую отрасль. ЭПИКА и Укртелеком также давно сотрудничают. За годы ЭПИКА был консультантом совета директоров Укртелекома. ЭПИКА предоставлял советы международным компаниям AT & T, KPN, Дойче Телеком, когда продавали свои доли в УТЕЛ, когда эта компания предоставляла услуги международной связи. В свое время, когда были предыдущие попытки приватизировать Укртелеком, эпик был официальным оценщиком активов Укртелекома. Итак, мы знаем эту компанию очень хорошо, мы знаем отрасль очень хорошо. Мы очень хорошо знаем Украины.

Би-би-си: То сейчас вы бы должны быть очень довольны тем, что остались единственным претендентом на покупку Укртелекома и не имеете конкурентов. Это для вас идеальная ситуация или вы хотели соревнования?

Петер Голдшайдер: Прежде всего, это для нас стало полной неожиданностью. Хотя мы знали, что многие европейские компании не могли подавать заявки через условия аукциона, запрещавшие принимать участие y приватизации компаниям с государственным влиянием, а также компаниям с большой долей контроля украинского рынка. Но такие компании, как МТС, официально заявили, что цена Укртелекома должна быть около 8 млрд. гривен. Поэтому мы считаем, что нынешняя цена — полная и щедра. Это очевидно не заниженная цена, если мы приобретем компании за указанный стартовую цену для аукциона.

«Мы считаем что нынешняя цена — полная. Тот факт, что других покупателей не было, также может подтверждать, что цена высокая «

Петер Голдшайдер

Би-би-си: Но сейчас украинское правительство объявило, что поскольку аукциона не будет, то будет назначаться новый оценщик Укртелекома. Следовательно цена может измениться — возможно повыситься?

Петер Голдшайдер: Именно так. Цена может измениться, но она не может стать меньше объявленной стартовой цены для аукциона. Следовательно, это нижняя цена. Очевидно, что новая оценка может быть выше. Тогда это будет зависеть от нас, или мы и дальше захотим покупать или нет. Мы считаем что нынешняя цена — полная. Тот факт, что других покупателей не было, также может подтверждать, что цена высокая. И не забываем, что в последние несколько лет Укртелеком работал с убытками. Поэтому мы считаем, что цена — полная. Поэтому мы надеемся, что независимая оценка не приведет к значительному изменению нынешней цены.

Би-би-си: А иначе? Вы бы отказывались от своего предложения?

Петер Голдшайдер: В противном случае нам бы надо было принять новое решение. Я считаю, что мы хорошо проанализировали компании. Наше предложение — реалистичная. И я считаю, что мы, весьма вероятно, будем держаться того предложения, которое мы уже подали.

Би-би-си: Сейчас очень выгодные обстоятельства для приобретения компании связи в Украине. В условиях глобального кризиса все дешевле чем, возможно, было бы 10 лет назад. Кроме того, Укртелеком — это компания, которая годами страдала от нехватки инвестиций. Что вы думаете о Укртелеком как предприятие, которое даже не дает мобильных услуг? Где вы видите потенциал?

Петер Голдшайдер: Я должен вас поправить. Укртелеком предоставляет услуги мобильной связи, хотя это и маленькие объемы, но они существуют. Кроме того мы знаем, что Укртелеком — единственный владелец лицензии на 3G (мобильная связь третьего поколения). Поэтому мы считаем, что эта компания имеет будущее. Мы считаем, что много надо изменить и будет изменен после приватизации. Мы понимаем, что это было бы нелегко. Это компания с огромным экономическим значением для Украины. С огромным социальным значением для более 82 тысяч работников Укртелекома. Развитие страны важен для региона. Поэтому мы понимаем, что все эти предпосылки надо учитывать. Мы также должны были иметь дело с другими владельцами.

Би-би-си: Среди потенциальных направлений развития Укртелекома сейчас выглядит развитие предоставления доступа в Интернет. Эта отрасль в Украине быстро растет. Другим возможным направлением выглядит развитие оптико-волоконных сетей. Вы бы согласились, что это два из главных направлений развития компании?

Петер Голдшайдер: Я бы хотел вашего разрешения не вдаваться в подробности нашей стратегии по компании. Прежде всего нам надо еще купить компанию, и это еще вовсе не свершившийся факт. Даже если мы купим компанию, то стратегию будем обсуждать внутри с директорами и менеджерами. Только тогда мы бы смогли информировать общественность о том, какое мы видим будущее компании.

Би-би-си: Но мы уже имеем некоторую информацию. Например, представители ФГИУ сообщили о ваших планах инвестиций в Укртелеком на следующие 5 лет на сумму 450 млн. гривен в год …

«Мы отводим на это минимум 5 лет, что наш выход был бы нереалистичным. Мы бы не смогли достичь этого за год-два. Это не краткосрочный проект. Это марафон, и мы готовы его преодолеть «

Петер Голдшайдер

Петер Голдшайдер: Как вы знаете, нас просили не только заплатить предложенную цену, а также подать техническое предложение, в которой мы подавали наши возможные инвестиционные планы. И эта объявленная цифра соответствует действительности.

Би-би-си: Нам приходится слышать, что западные инвесторы называют Украину трудным местом для инвестиций. Что вы можете сказать по вашему опыту? Как вы решились покупать такую большую компанию?

Петер Голдшайдер: Когда я начал приезжать в Украину регулярно, я всегда думал, что эта страна должна была бы иметь лучшее будущее, чем то, которое она имела. Я считаю, что многие проблемы созданы внутренне. Я надеюсь на стабильные политические условия, стабильное развитие Украины между интересами Европейского Союза, России и других соседей. Украина — государство с огромными возможностями. И если бы целая страна работала над воплощением тех возможностей, то мы увидим светлое будущее. Если вы посмотрите на большую украинскую диаспору в США и Канаде, то вы увидите, что украинское в других странах способны на большие достижения в развитии бизнеса и других отраслях экономики. Когда стало известно, что мы можем стать владельцами Укртелекома, я могу вам сказать, что я получил много заявлений от украинских, готовых вернуться из США, Канады и других стран, чтобы помочь нам в развитии компании и внести вклад в развитие Украины. Мы постараемся достичь всего возможного с людьми, которые уже работают в Укртелекоме, и новыми талантами, которые мы могли бы привлечь для того, чтобы будущее было еще ярче.

«Мы — финансовый инвестор. Мы не будем вкладывать деньги навсегда. Мы не видим себя как компанию-оператора связи. Мы, очевидно, думаем о предстоящей продаже, но это не будет приоритетом на многие годы вперед. Мы об этом будем думать только тогда, когда создадим дополнительную стоимость в компании. На это уйдут годы. Быстро это не придет «

Петер Голдшайдер

Би-би-си: Звучит прекрасно. А как бы вы прокомментировали предположение, что ваша компания является лишь ширмой для каких украинских денег и что после приобретения вы быстро перепродасте Укртелеком настоящим владельцам — кому-то из украинских олигархов?

Петер Голдшайдер: Я могу гордо заявить, что почти все украинские олигархи и многие российские олигархи уже были названы стоящими за нашим предложением купить Укртелеком. Так же было заявлено, что мы действуем от имени многих европейских компаний связи — Дойче Телеком или Франстелеком и Туркселл. Мы видим это совсем иначе. Мы сосредоточены на реструктуризации Укртелекома. Мы отводим на это минимум 5 лет, что наш выход был бы нереалистичным. Мы бы не смогли достичь этого за год-два. Это не краткосрочный проект. Это марафон, и мы готовы его преодолеть. Нас бы ожидала тяжелая работа. Только тогда мы бы могли превратить эту компанию в предприятие с высокой стоимостью.

Би-би-си: Итак, если упрощенно, то вы хотите купить Укртелеком, улучшить его, а потом продать за еще большую цену?

Петер Голдшайдер: Бесспорно. Мы — финансовый инвестор. Мы не будем вкладывать деньги навсегда. Мы не видим себя как компанию-оператора связи. Мы, очевидно, думаем о предстоящей продаже, но это не будет приоритетом на многие годы вперед. Мы об этом будем думать только тогда, когда создадим дополнительную стоимость в компании. На это уйдут годы. Быстро это не придет.

Би-би-си: Так вы можете уверить нас, что за вами не стоят украинские или российские капиталы?

Петер Голдшайдер: Именно так. Ни российских, ни украинских, ни Дойчетелеком, ни Франстелеком, ни Туркселл.

Поделиться:
×
Рекомендуем посмотреть