Таможенный союз или (и) Зона свободной торговли

Время улыбок между Александра Лукашенко и Дмитрием Медведевым — лидерами двух стран Таможенного союза, что даже хотели создать Союзное государство, сейчас уже в прошлом

С приближением Украины к завершению переговоров с ЕС о совместной зоне свободной торговли, предложения России относительно членства Украины в Таможенном союзе вместе с Беларусью и Казахстаном становятся все настойчивее.

Тогда, как подробности новой Украины-российского газового спора вновь не сходят со страниц мировой прессы и лент информационных агентств, российский президент Дмитрий Медведев напомнил, что одной из возможностей просмотра цены на российский газ для Украины может быть участие Киева в каких интеграционных процессах, в том числе и через присоединение Украины к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана.

В интервью телеканалу Евроньюс господин Медведев также выразил удивление тем, что Украина вспоминает о своем членстве во Всемирной торговой, как объяснение, почему она не может присоединиться к Таможенному союзу.

«Они почему говорят, что ВТО им мешает быть в Таможенном союзе — но это немного странно: почему нам Таможенный союз не мешает вступать в ВТО, а им мешает. Тогда это уже некая внутренняя самооценка», — заявил российский президент в интервью Евроньюс . Как будем считать?

Эти политические заявления российского президента находят подтверждение в расчетах российских экономистов.

Как заявил в ходе телемоста из Москвы, организованного агентством РИА Новости, Александр Широв из Института прогнозирования народного хозяйства Российской академии наук, эти расчеты являются вполне прагматичными, прозрачными и лишенными политической составляющей:

«По нашим расчетам, снижение среднего таможенного тарифа на 1 процентный пункт дает примерно 3% роста импорта. Исходя из этого, можно сказать, что в случае вступления Украины в Зону свободной торговли с Европейским Союзом, рост импорта составит около 10%. Всем понятно, что рост импорта — это падение темпов экономического роста, а это является особенно нежелательным для Украины, учитывая ее нынешнее состояние экономики «, — говорит российский экономист.

Быть членом ВТО с взятыми на себя конкретными обязательствами, зафиксированными в соответствующих соглашениях, как это есть в случае с Украиной, и лишь вести переговоры о членстве, как это происходит с Россией, — разные вещи, говорит сотрудник Института экономики и прогнозирования Национальной Академии наук Украины Владимир Сиденко, комментируя разницу в позиции Киева и Москвы в переговорах по присоединению к различным торговых союзов.

Кроме того, говорит эксперт, членство в ВТО, так же, как и участие Украины в Зоне свободной торговли с ЕС, переговоры о котором сейчас идут, надо рассматривать не только с точки зрения торговых предпочтений, но и «институциональных изменений», так нужных украинских экономике:

«Они почему говорят, что ВТО им мешает быть в Таможенном союзе — но это немного странно: почему нам Таможенный союз не мешает вступать в ВТО, а им мешает «

Дмитрий Медведев, президент России

«Те, кто достаточно долго изучает проблемы интеграционных процессов, знают, что вопрос вовсе не сводится к вопросу тарифов и торговых потоков. Главный эффект от интеграции рождается благодаря структурным и институциональным изменениям, имеющих долгосрочный характер. Почему-то этот элемент, который очень трудно оценить в цифрах, постоянно игнорируется. Российская сторона игнорирует, что соглашение о свободной торговле между ЕС и Украиной содержит много пунктов, которые выходят за рамки чисто торговых вопросов. Для Украины это и возможность участвовать в инновационных программах ЕС, и улучшение качества наших институтов, и использование для этого средств ЕС. Кроме того, существуют вопросы и к России. Например, как долго могут храниться преференции в цене на энергоносители, которые Украина, якобы, получит после присоединения к Таможенному союзу, если мы вспомним, что ее добывающая отрасль продвигается дальше на Восток? Ведь оттуда доставлять нефть и газ будет еще дороже, чем сейчас, уже не говоря о том, что освоение этих месторождений также будет стоить немало «, — говорит Владимир Сиденко.

Пример Беларуси

Украинский экономист также говорит, что отношение и украинского руководства, и рядовых украинских в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана в последнее время во многом формируется впечатлениями от событий в Беларуси, которая была вынуждена девальвировать свою валюту на более трети.

С Владимиром Сиденко соглашается и директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский. Он утверждает, что события последнего года в Беларуси показали реалии Таможенного союза в действии.

«Как долго могут храниться преференции в цене на энергоносители, которые Украина, якобы, получит после присоединения к Таможенному союзу, если мы вспомним, что ее добывающая отрасль продвигается дальше на Восток? Ведь оттуда доставлять нефть и газ будет еще дороже, чем раза, уже не говоря о том, что освоение этих месторождений также кошутватиме не мало «

Владимир Сиденко, Институт экономики и прогнозирования НАНУ

Господин Бураковский также обращает внимание на то, что нынешний уровень интеграции Украины и России в некоторых ключевых областях является очень высоким, а потому непонятно, чем еще может помочь членство Украины в Таможенном союзе, когда речь идет об интеграции:

«У нас (в Украине) около 70% нефтепереработки контролируется российским капиталом. Какой еще нужен уровень интеграции? В банковском секторе российские банки очень хорошо представлены. Кроме того, в последние годы было предложено много вариантов сотрудничества, но ни один из них почему-то не используются. Мне, например, до конца непонятно, почему не был реализован проект создания союзного государства России и Беларуси? Ведь мы наблюдали в том случае полного отсутствия какого-либо политического сопротивления этой идее в обеих странах. Может, в этом есть какие-то определенные уроки для Украины? » — Говорит Игорь Бураковский.

Впрочем, то, что членство Беларуси в Таможенном союзе не является хорошей «рекламой» этому объединению, признают и в России. Руководитель Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Леонид Вардомский говорит, что страна со слабой валютой всегда будет угрозой для любых торговых объединений:

«Почему не был реализован проект создания союзного государства России и Беларуси? Ведь мы наблюдали в том случае полного отсутствия какого-либо политического сопротивления этой идее в обеих странах. Может, в этом есть какие-то определенные уроки для Украины? «

Игорь Бураковский, Институт экономических исследований и политических консультаций

«Надо понимать, что движет партнером. В случае с Украиной это приближение долгового кризиса. В общем, страна в плохом финансовом состоянии, и здесь еще надо подумать, нужна ли такая страна в Таможенном союзе. Мы видим, как Беларусь девальвировала свой рубль и завалила своими товарами всех, в том числе и Украины. То есть, создавать таможенный союз со странами, в которых есть складная платежная ситуация, постоянно девальвировать свои валюты, что же тогда останется от этого Таможенного союза? » — Спрашивает российский экономист, который, впрочем, не объясняет настойчивость Москвы в привлечении в Таможенный союз страны с такой «слабой», как считают российские эксперты, экономикой.

Украина от ВТО — убытки, а России — польза?

В качестве примера того, что надежды Украины на «прорыв» в экономике после подписания соглашения о зоне свободной торговли с ЕС являются напрасными, российские экономисты предлагают посмотреть на не очень убедительные результаты обретения Украиной членства в ВТО, когда в Киеве также говорили о преимуществах «цивилизационных» доходов над чисто торговыми. Одновременно, объясняя, почему Россия пытается также стать членом этой организации, российские эксперты говорят, что членство в ВТО будет означать признание того, что российская экономика является действительно равноправным игроком на мировых рынках.

«То, что Россия пытается вступить в ВТО, самая главная цель этого — признание России современной рыночной экономикой, определенный« знак качества »нашей экономики», — говорит Александр Широв из Института прогнозирования народного хозяйства РАН.

Поделиться:
×
Рекомендуем посмотреть